В 1977 году выражение «голубиная кровь» было термином для знатоков. Оно предназначалось для горстки рубинов, которые, по мнению дилеров, демонстрировали непревзойденный цвет. Этот термин включал такие факторы, как оттенок и тон, но основывался на интуитивном эстетическом суждении, которое базировалось на обширном опыте эксперта.

Чтобы считаться рубином «Голубиная кровь», камни должны были иметь доказуемое бирманское происхождение и не иметь никаких признаков термической обработки. С самого начала этот термин носил крайне ограничительный характер. Но он никогда не служил четким геологическим обозначением или указанием цветовой гаммы. Действительно, во время одного интервью со знаменитым резчиком с 46-й улицы Реджи Миллером, он позвал двух близких друзей-дилеров, чтобы посовещаться с ними о том, были ли драгоценные камни, которые ему показывали, образцами этого типа.

Этот цвет, который писатель Ричард Хьюз описывает как «красный стоп-сигнал», а дилер Бенджамин Цукер однажды сравнил с красным цветом пачки сигарет Marlboro, был восхитительным, незабываемым и редко встречающимся. И действительно, дилеры защищали его, опасаясь неправильного или слишком частого использования.

Перенесемся в сегодняшний день, когда лабораторный отчет, описывающий камень как рубин «голубиная кровь», практически необходим для продажи любого значительного рубина. Это приводит к такому эффекту, как «бычий рынок» при торговле рубинами «голубиная кровь». Улучшилось ли общее качество рубинов на рынке? Или мы сейчас переживаем пузырь инфляции на рубиновом рынке? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны более подробно рассмотреть использование данного термина в прошлом и проследить его до наших дней.

Термин «голубиная кровь» считается древним. Но этимологические исследования, направленные на обоснование этого утверждения, не подтверждают его. В своей авторитетной книге «Рубины и сапфиры», опубликованной в 1997 году, Ричард Хьюз прослеживает неясное использование этого термина еще в 1348 году в трактате «О драгоценных камнях» Аль-Афкани.

«Рубин, имеет цвет свежего зернышка граната или капли крови (взятой из артерии) на хорошо отполированной серебряной пластинке».

Нет никаких упоминаний о конкретном животном, из которого взята кровь. Действительно, на своем веб-сайте Lotus Labs, где Хьюз регулярно обновляет свои выводы по этому термину, он говорит, что самое раннее упоминание в английском языке термина pigeon-blood red в качестве сравнительного термина для рубина датируется 1849 годом. Это значительно меньше, чем 200 лет назад. Хьюз, который столь же остроумен, сколь и основателен, берет ситуацию в свои руки, ловко сравнивая красный цвет рубина с красным цветом голубиного глаза.

В 1900 году геммолог Макс Бауэр практически канонизировал его в своей большой книге «Драгоценные камни». Оттенок цвета, которым больше всего восхищаются, – глубокий, чистый карминно-красный, с легким голубоватым оттенком. Бирманцы сравнивали этот цвет с кровью только что убитого голубя, отсюда и упоминание о таких камнях как о «голубиной крови».

Когда термин «голубиная кровь» стал общепринятым обозначением для бирманского рубина высшего качества, ситуация не изменилась. Не было предпринято никаких попыток соотнести его с какой-либо системой измерения цвета и/или связи, такой как Munsell или CIE. Система AGL, популярная в 1980-х годах, была чисто визуальной и, к ее чести, не пыталась установить соответствия между ее классами и стандартными торговыми обозначениями. Некоторые камни, которые заработали свои высшие оценки 3.0 и 3.5, были уподоблены «голубиной крови», в то время как другие – нет. Исключительно редкие камни, которые, по мнению лаборатории, заслуживали названия «голубиная кровь красного цвета», были удостоены этой чести только в специальных подробных приложениях, сопровождавших отчеты.

Даже сейчас политика лаборатории для использования термина «голубиная кровь» не изменилась. Что касается родословных рубинов «голубиная кровь», то обычно считается, что геммолог Ади (Адольф) Перетти ответственен за официальное принятие термина «голубиная кровь» для обозначения широкой цветовой категории. В 1998 году его бангкокская лаборатория GRS начала выпускать отчеты для корундов, которые расширили право рубинов на ценное обозначение «голубиная кровь красного цвета», независимо от места происхождения.

«Неразумно дисквалифицировать районы добычи полезных ископаемых на основе системы цветовой классификации, которая допускает только те, которые имеют традиционное происхождение. Например, ярлык «голубиная кровь», выданный только для бирманских рубинов», – утверждает Перетти на своем веб-сайте.

Многие геммологи аплодируют Перетти. Один из экспертов, говоря неофициально, назвал этот шаг «либерализацией номенклатуры». Как этот геммолог понимает политику классификации GRS, Перетти разрушил «тиранию происхождения». Он продолжает:

«С тех пор как Африка стала крупным производителем рубинов, на рынке появилось много камней, похожих по цвету на бирманские. И все же их клеймят за то, что они родились в другом месте. Сделав «голубиную кровь» чисто цветовой категорией, все природные рубины с внешним видом бирманского типа имеют право на престиж и цены, когда-то зарезервированные для бирманских товаров».

Без сомнения, решение Перетти разрешить рубинам из разных месторождений иметь обозначение «голубиная кровь» разрушает давние привилегии бирманских камней. Даже защитники традиционных представлений о рубинах признают, что их пристрастия восходят к тем временам, когда Азия была основным источником рубинов, а камни из легендарной долины Могок в Бирме ценились выше всего. Однако в последние годы представление о качестве бирманских камней было омрачено открытием второго крупного месторождения рубинов в Монг-Су, чей материал, как правило, гораздо более низкого качества, чем найденный в долине Могок. Следовательно, утверждает Перетти, бирманское происхождение само по себе уже не гарантирует исключительного качества.

Дилеры признают, что Перетти прав и что бирманское происхождение рубина следует квалифицировать как происхождение из долины Могок. В то же время говорят, что камни из Мозамбика соперничают по цвету с камнями из долины Могок. Тем не менее, использование термина «голубиная кровь красного цвета» является – намеренно или нет—подтверждением привилегии бирманских рубинов. Это приводит ко второй проблеме с построением стандарта по цветовой градации с использованием метафорического термина.

Построение стандарта зависит от достижения консенсуса между экспертами. Стандарт Перетти односторонен и представляет только его собственное мнение.

«Мышление одного человека не может быть эталоном, особенно если речь идет об эстетическом суждении», – говорит Арем. «Необходимо провести консультации, чтобы определить все элементы стандарта, а затем убедиться, что есть средства, с помощью которых профессионалы смогут им пользоваться. Это означает, что необходимо изучить огромное количество камней, дать определение тому, что представляет собой «голубиная кровь», а затем перевести эти факторы в действительно объективное (то есть научное и инструментальное) описание. Этот процесс может занять годы. И я сомневаюсь, что он может быть завершен. Никогда не забывайте, что вы пытаетесь количественно определить субъективный термин, который веками не поддавался стандартизации. Кроме того, умение приходить к консенсусу никогда не было сильной стороной в ювелирной промышленности».

По иронии судьбы, есть один элемент принятого в настоящее время «стандарта голубиной крови», который не является субъективным и с которым все участники проекта по стандартизации могли бы согласиться – это происхождение, ценность которого Перетти и другие эксперты подвергают сомнению. В конце концов, определение происхождения зависит от геологических и геммологических признаков в камне, которые убедительно доказывают, что он бирманский.

«Во многих случаях существуют методы геммологических исследований для доказательства происхождения, – говорит Арем. – Итак, если вы придаете значение какому-то конкретному населенному пункту, например Бирме, у вас, по крайней мере, есть шанс проверить любое увеличение ценности рубина с помощью объективного теста. Но эта добавленная стоимость должна быть признана тем, чем она является: это описание происхождения, а не цветовое обозначение».

Источник